Антон Бритва: На "Спарте" никто и никого ничему не учит

Антон Бритва: На "Спарте" никто и никого ничему не учит
Интервью Антона Бритвы порталу "HUBSpeakers" о "Спарте", выступлениях и мужских ценностях.

— Антон, ваша настоящая фамилия Руданов, почему вы себе выбрали псевдоним "Бритва"?

— Смешная история... В свое время, когда я попал в 2007 году в бойцовский клуб, еще будучи совсем молодым, можно сказать, что творческий псевдоним приклеился. Когда я проводил первые поединки - я практически из всех выходил целым и невредимым. Кто-то из ребят увидел в этом взаимосвязь с фильмом Гая Ричи "Большой куш", где был персонаж Борис Бритва. И с чей-то меткой подачи, я уже не помню с чьей, в итоге получил прозвище "Бритва". То есть, не потому, что острый или не потому, что тяга к холодному оружию.

— А, вообще, вы любите оружие?

— В последнее время меньше и меньше. Раньше очень любил. До 2011 года я вообще без пистолета на улицу не выходил. С 2011 года, с собой уже никогда оружия не брал.

— Известно, что вы учились самбо, а как давно вы выступаете перед аудиторией и где учились выступать на сцене?

— Я нигде не учился выступать на сцене, и самбо я уже, кстати, давно не практикую. Так просто получилось, что до 16 лет я занимался самбо, но в 16 лет у меня произошли определенные жизненные события, из-за которых пришлось не спортом заниматься, а учиться выживать. И поэтому на какое-то время спорт ушел из жизни. Я потом там занимался еще тайским боксом, рукопашным боем, но уже как бы непосредственно с занятиями самбо пришлось к этому моменту времени просто прекратить.

По поводу публичных выступлений - где-то отдельно выступать публично я не учился, хотя я периодически посещаю мероприятия разных спикеров по теме публичных выступлений. Несколько раз у Радислава Гандапаса был, ему очень признателен. Иногда бывает посещаю курсы развития речи и актерского мастерства. Последний раз был у Елены Ласковой, тоже очень ей благодарен за работу с голосом, диафрагмой, за раскрепощение. Но сказать, что я где-то учился централизованно выступать или назвать своего учителя по публичным выступлениям я, к сожалению, не могу.

— А с чего вы начали выступать? Может, помните свое первое выступление?

— Именно выступление? Я помню вообще с чего началась моя тренерская деятельность. Когда мы занимались в свое время самбо, у нас была практика, что ребята старших групп вели тренировки для младших групп, тем самым разгружая тренера. Естественно, после каждой тренировки нужно поговорить с ребятами: кто как себя чувствует, какие настроения у кого, потому что хороший тренер - это не только хороший специалист в каком-то своем деле, это, в первую очередь, хороший еще наставник и хороший психолог.

Мне представилась первая возможность вступить на тренинге «Спарта», который в конце 2008 года прошел первый раз. Собралось тогда порядка 14 человек. Что интересно, я был из всех людей, присутствующих тогда в аудитории, самый молодой. То есть в среднем на 5 лет моложе каждого из тех, кто пришел на первую «Спарту».

— А идея создания тренинга «Спарта» была вашей?

— Это совместная идея - моя и моего товарища Игоря Лунякова, который позже ушел в джиу-джитсу. У него было несколько своих клубов. Игорь договорился о проведении первого тренинга, нашел партнеров, которые помогли собрать нам людей, а я написал программу первого тренинга.

— А чему вы учили тогда и сейчас учите на своих тренингах и на выступлениях?

— Я не могу сказать, что я чему-то учу. Самый большой стереотип, что на «Спарте» кого-то чему-то учат. Никто никого ни чему не учит. Мы стараемся выстраивать программу и процесс таким образом, чтобы человек, пройдя те или иные ситуации, поучаствовал в тех или иных практиках или упражнениях на опыте. Учить кого-то - это не очень эффективно. Нас в школе учили, в институте учили, в итоге мы забыли все, чему нас учили в течение 15 лет. В лучшем случае, у нас остались навыки чтения, письма, умножение, вычитание и какие-то такие базовые навыки.

Гораздо более ценным является процесс, когда в результате прохождения тех или иных практик, человек сам получает свой уникальный опыт, то есть этот опыт создается им самостоятельно.

В «Спарте» я не являюсь каким-то тренером, который учит людей жить. Скорее я являюсь проводником в практиках, которые помогают обращать внимание на важное, помогаю людям дойти до конца там, не сливаться, двигаться вперед, максимально глубоко поучаствовать в процессе, получить максимально глубокий результат. Я не сажусь и не сижу напротив, и не рассказываю, кому как нужно жить.

На «Спарту» часто приходят люди, например, в полном финансовом достатке, в два раза старше меня или, например, в пять раз богаче, чем я, или люди у которых уже есть полные семьи, четыре-пять, иногда даже шесть детей и рассказывать этим людям, как жить - не очень эффективно. Гораздо более ценно помочь им пройти ту или иную практику, выделить те или иные уроки, или выводы, которые этот человек из практики вынес и помочь человеку эти уроки или эти выводы реализовать в своей жизни.

— А почему эти люди приходят к вам учиться?

— Они приходят тюнинговать себя. Если сравнивать с автомобилями, есть понятие "чиповка двигателя". Вот давайте представим: «ты приезжаешь на машине в мастерскую, у тебя есть двигатель определенной мощности - 300 лошадей. Благодаря тому, что там перепрашивается программа управления двигателя, у тебя становится там в этом двигателе 400 лошадей. Вот Спарта - вот эта самая "чиповка", когда человек проходит, например, одну программу и там добавляет к своей мощности - еще 50 или 100 лошадей. А говорить о том, что мы даем там какие-то фундаментальные знания, навыки, учим каким-то философским дисциплинам - да нет. Наверное, это было бы немножко несправедливо и не очень честно.

— В настоящее время считается, что «Спарта» является самым большим мужским мотивационным сообществом, в котором более 15 000 выпускников. В чем секрет успеха?

— В людях, конечно, и в их намерении. Вообще по сути, я могу дать два ответа на этот вопрос. Оба, я думаю, будут верными. Первое, это более заземленное, чтобы какой-то проект выстрелил, должен быть какой-то «вау» продукт, проект, о котором хочется рассказывать другим людям, делиться им. Должна быть команда и должна быть персоналия какого-то человека, который является в этом продукте основой, сердцем, хэдлайнером, называйте, как угодно.

Когда «Спарта» начиналась, у нас было только одно – «вау» продукт.

Это то, за счет чего Спарта выросла. Потому что люди, которые прошли нашу программу, видят огромную ценность в ней, выбирают делиться, рассказывать и долгое время «Спарта» собиралась благодаря вот этому «сарафанному радио». Человек, прошедший Спарту приходил и говорил: ребята, это самое крутое, что было со мной в моей жизни, вы должны это посетить. А если говорить в более философском ключе, то, наверное, если речь идет о «Спарте» - это очень ценностный продукт, «Спарта» - это есть сердце.

Проблема в том, что у некоторого количества людей свои интерпретации по поводу «Спарты», и многие не понимают ту фундаментальную ценность, которую она несет в себе. Есть мнение, что «Спарта» - собрались, побили друг друга по морде, разошлись и, поорали вместе. Это вообще ни разу не так. «Спарта» - это фундаментальная программа, соединение с собственными ценностями, преодоление своих страхов. И то, что мы часто используем конкретные приемы для преодоления страха, наверное, за счет этого мы и стали популярны.

— У вас отличная команда по продвижению. Вы сами ее набирали или это грамотная работа продюсера?

— Нет, я могу сказать, что большинство людей, которые являются нашей командой, это 90% люди - которые прошли когда-то нашу программу, увидели в ней ценность и остались в проекте. У нас нет сторонних топ-менеджеров, нет инвестиций, «Спарта» - это проект, который появился без единой копейки вложений вообще.

— А ваш продюсер тоже член «Спарты»?

— У нас Руслан - операционный директор. Наверное, можно назвать его продюсером, хотя, эта информация не то, чтобы недостоверная. У всех разное понимание продюсера. Есть продюсер в шоу-бизнесе, основная задача которого осуществлять внешние контакты, наращивать популярность и так далее. Я не могу сказать, что Руслан решает именно эти задачи. Руслан - очень хорошо решает вопросы по жизнедеятельности проекта, в первую очередь, по тому, чтобы он нормально функционировал, нормальная взаимосвязь была с городами, проводились мероприятия и так далее. Продюсерские функции по продвижению, мы скорее делим в настоящий момент на двоих, то есть между мной и им. Но что, его компетенции нисколько не умаляет, поскольку он действительно очень надежный человек и отличный специалист.

— Вы уже проводили мероприятия во многих странах мира, есть ли такое место, где еще не выступали, но хотелось бы выступить?

— Полно, конечно. Большое желание в Штатах провести программу и популяризироваться там. Не в смысле, что не хватает чего-то американского, а, наоборот, слишком много этого американского. Есть огромное желание начать влиять на культуру, на их культуру, которую они привнесли нам. Я не говорю сейчас о каких-то там религиозных аспектах, речь идет просто о ценностях, которые мы переняли от Соединенных Штатов, от западной культуры и есть огромное желание начать влиять нормальными своими человеческими мужскими ценностями на эту культуру, хотя бы вот в локальном формате нескольких десятков или сотен человек. Есть понятие «критической массы», то есть если рано или поздно количество людей, объединенных какой-то ценностью, какой-то идеей превышает какое-то число, если среда готова, то среда начинает меняться. И также, как когда-то Запад изменил нашу культуру, так и у нас есть возможность рано или поздно изменить культуру Запада или культуру в других странах мира, внеся свои важные ценности. Не «тачки, шмотки, телки», какой-то бравый безумный героизм, типа «слабоумие и отвага», а действительно глубокие ценности из сердца, которые по-настоящему укрепляют и человека и отношение его, и то, что ему важно. Короче, делают по-настоящему важным человека: реализованным, целостным и счастливым.

— Нравится ли вам выступать в Европе?

— У меня есть опыт выступления в Европе, европейцами это воспринимается своеобразно. Дело в том, что самая большая проблема в нашей работе - это стереотипы. В России стереотипы в отношении «Спарты»: вы какая-то секта. Ага, наверное, потому, что мы помогаем детям в детских домах или потому, что мы пропагандируем медитацию. А вот на Западе стереотипы другие, там нет стереотипа, что «Спарта» - секта, там есть стереотип, что ты - гребаный русский, который принес сюда вот эту свою гребаную постсоветскую, посткоммунистическую пропаганду или пророссийскую пропаганду уже сейчас. И вот с этим я столкнулся лицом к лицу. Мне неоднократно выходили с предложениями организации «Спарты» в Финляндии, в Чехии, в Польше, но критерий и условие был везде один - вы готовите наших финских, польских инструкторов, вы их учите, мы сами себе ведем этот проект. Я к такому не готов.

— Вы упомянули благотворительность. У вас в сообществе много разных интересных идей. Это исключительно ваши идеи или идеи также команды?

— Нет, я открыт вообще к любым предложениям, например, наш благотворительный проект «Я расту со спортом» появился где-то два года назад, когда мой, сейчас уже товарищ, партнер по проекту Мирослав просто написал мне «В Контакте» и попросил записать видео в поддержку проекта, который начинал тогда: открывать первые залы для детей в детских домах по самбо и находить тренеров. Я сразу увидел в этом огромный смысл, в этой идее, сразу ему перезвонил, мы нашли контакт, начали открывать первые залы. В Уфе мы открыли первый зал в рамках совместной деятельности. Любая идея, которая реализована - не обязательно моя идея. Да, очень много того, что привношу конкретно я, например, я популяризировал кроссфит через сообщество, у многих наших выпускников появились уже собственные залы по кроссфиту. Я помню, что я активно начинал популяризировать туристический высотный альпинизм и многие наши выпускники уже покорили большое количество разных мировых вершин, преодолевая себя. Я помню, что я начал популяризировать медитацию, и популяризирую сейчас, много ребят начинают проходить вот этот путь духовного роста, соединяя с собой, и я надеюсь это продвигать и популяризовать дальше.

— До нашего интервью, вы встречались с тибетским ламой - Гьетрулом Джигме Ринпоче, автором программы о медитации «Развитие Сердца Воина», у вас планируется какой-то совместный проект?

—Возможно.

Когда-то я понял, что настоящий успех не в том, какое количество ресурсов ты добываешь или насколько ты крутой.

Я на «Спарте» объясняю понятие двух ног современного мужчины, первая нога - это функция защитника в физическом, в материальном, в социальном плане. Он должен уметь постоять за себя, за свою семью и осознавать себя в этом отношении как воина, как дееспособного человека, который не сомневается вообще. И эта уверенность - не слепая уверенность какого-то дурачка, который пива перепил, а уверенность уже действительно человека с каким-то жизненным опытом. И вторая нога - это нога добытчика, это те ресурсы, которые мы создаем: социальные ресурсы, финансовые ресурсы, какие-то еще, неважно, важно наращивать мощность обеих ног. Сейчас я понимаю, что помимо мощности этих обеих ног необходимо наращивать еще и мощность своего сердца, потому что категория "счастья", она вообще не привязана к тому, какой ты вообще крутой добытчик или какой ты крутой защитник. Многие люди думают, что, если они купят себе новую суперкрутую гоночную машину, или женятся на Мисс Россия, от этого они будут очень счастливыми. Я много уже, несмотря на свой юный возраст, в жизни видел: и в горах, и под водой, и в море, и в богатстве, и в бедности; и я могу сказать, что счастье абсолютно не привязано ни к одной из этих категорий или ни к одному из этих мест. Поэтому мы начинаем двигаться по духовному пути, развивать свое сердце, пропагандировать медитацию, в принципе, пропагандировать необходимость наличия каких-то определенных практик в жизни человека и в первую очередь в жизни мужчины, потому что наша аудитория все-таки мужчины.

— Я правильно понимаю, ваша целевая аудитория - зрелые, успешные мужчины?

— Зрелые мужчины просто. Мужчины, которым важен вопрос саморазвития личности, роста, обретения себя, еще чего-то.

— Не важно, какой национальности?

— Абсолютно. У меня были все: американцы, корейцы, пакистанцы, арабы, даже афро-россиянин был. Все были, вообще не принципиально.

— А кто вам нравится из российских спикеров?

— Из российских спикеров много ребят, которые мне импонируют. И прежде всего я уважаю Путина, в первую очередь за то, что он - сильная личность. И я прямо верю, что в этой стране, к сожалению, кроме как железной рукой, по-другому ничего, наверное, не получится.

— А если говорить о каких-то менее известных личностях?

— Мне нравятся люди, которые говорят из сердца, к сожалению, они, большинство из них, не так публичны, не так известны.
Тиньков мне нравится - импонирует его жизненная позиция. Мне нравится Ричард Брэнсон: его экстраординарность, его эпатажные поступки, его эпатажный стиль ведения бизнеса и я вижу, что Тиньков является неким протеже Брэнсона, поэтому он мне импонирует.
Кто мне еще нравится? О, мне очень нравится Григорий Аветов из "Синергии", человек, который проводит Синерджи Глобал Форум, он прямо человек, который просто практикует реальное масштабирование. Находясь здесь, в России, проводить форумы в Сингапуре, в Китае, в Иране, в Москве, привозить сюда Далай-Ламу, привозить всех самых крутых спикеров - это очень крутой челлендж.
Из современников, правда, не российских, мне очень нравится Ник Вуйчич, я прямо в восторге от него. Вот прям, недавно мне посчастливилось побывать на его живом выступлении, я читал его книги, я видел его видео, я глубоко признателен этому человеку за его умение говорить из сердца.
Азимов реально крутой, по моему мнению, мне очень импонирует его духовность.

— Чего не хватает современным российским спикерам?

— Мне вообще кажется, что людям в России не хватает взаимного уважения и понятие ответственности за свои слова.

— А как вы думаете, что не нужно делать во время выступления? Какие ошибки могут допускать спикеры? Возможно есть кто-то кто вам не нравится?

— Если мы говорим о спикере, он уже умеет разговаривать. Я не знаю, я не обращаю внимания, честно говоря. Я из тех людей, которым: вам шашечки или ехать? Мне - ехать. Ну вот если прямо супер сложно человека слушать... Ну мы были на учениях у Ламы сейчас, без синхронного перевода, с переводчиком непрофессиональным ну реально тяжело. Лама говорит медленно, переводчик, ждешь пока договорит Лама, потом переводчик переведет, потом все это слушаешь еще, перевариваешь и так далее. Вот видно, что некоторые люди, которые в первый раз приходят на подобные мероприятия, им реально тяжело, им приходится просто мозги свои концентрировать, чтобы внимание удержать, а я не то, как человек говорит, я пытаюсь внутрь того, что человек говорит понять. Есть внешняя упаковка, конечно, здорово, когда классная внешняя упаковка, но мне гораздо важнее то, что внутри. Я ни разу не эксперт по критике спикеров.

— Кроме Спарты вы выступаете как приглашенный спикер?

— Да, меня бывает приглашают. Я много выступаю на самом деле. Хороший челлендж, хороший опыт тоже.

— Где самое запоминающееся выступление было?

— Для студентов одной из прополитических партий, где аудиторией была прополитическая молодежь в возрасте 19 лет. И они не знали, кто я, им ничего не нужно было от меня вообще, и, более того, им вообще по жизни было ничего не нужно, им 19 лет. А мне нужно было там в течение 3 часов их зажигать, рассказывать о целях, о чем-то еще. Мои выступления ориентированы на зрелую публику, я часто стараюсь говорить вообще из сердца, когда я общаюсь с людьми. Но случай с 19-летней молодежью, половина из которых сидит, ищет жвачку, копается в айфонах - это не просто. И это еще формат такого открытого бесплатного мероприятия. Но, в принципе, как-то удалось сосредоточить их внимание. Ребятам вроде даже понравилось.

— Сколько занимают выступления не в рамках Спарты?

— Два-три часа. Я не люблю короткие выступления, часовые, и мне не получается раскрыть тему. Я не люблю поверхностно раскрывать тему.

— Антон, чем вы занимаетесь в свободное время?

— Сплю. (Смеется) …. Просто все мои увлечения по факту - моя работа. Я тренируюсь практически каждый день. Когда есть возможность - я практикую, уезжаю на практики, на разные медитации. Когда есть сила, бывает езжу на йогу. Из активной деятельности: экстрим или просто какая-то выездная деятельность. Я на дайвинг езжу, часто езжу на регаты, увлекаюсь большим альпинизмом. Я был на Монблане, на Эльбрусе, на Килиманджаро, в Казахстане в горах. Стараюсь географию расширять. В морском плане: ходил в Красном, в Эгейском, в Адриатическом, в Черном, в Средиземном, в океане Атлантическом, в Индийском океане, где я только не ходил. Не делал только трансатлантику еще, на лодке не пересекал. Но такой челендж стоит, ну может на 2017-2018 год.

— Ваше пожелание людям?

— Нужно идти и делать. Оправдаться всегда успеете!

Беседовала Наталия Краснова
Фото: Наталья Мазур
Источник: HUBSpeakers
Блог
Как Спарта ПРО поможет развить лидерские качества и научит управлять эмоциями.
Антона Бритва в интервью журналу "Понедельник" рассказал, зачем мужчинам "Спарта".
Как перестать заниматься ментальной рефлексией и действовать по-новому.