Потерявшийся в бесконечности

Потерявшийся в бесконечности
Макс Красочкин — единственный в Москве мастер, который проводит практику Сатори — интенсив осознанности, основанный на дзэнских техниках работы с коаном. В этом рассказе Макс описывает Сатори так, как умеет делать только он — просто поделившись опытом собственного прямого переживания.

В детских фильмах все видно сразу — вот злодей, вот герой. По роже видно. Толстый Плохиш. Злой Бармалей. Жадный Барабас. Имена у них гадкие. Вот друзья — Казаки. Герои все как один. И щемим мы по всем углам Разбойников. Черное и белое. Все просто.
  
Помог бедной бабушке в переходе —Робин Гуд (хороший). В пятницу пошел с другом (добрый и веселый гном) в клуб (на ратное дело). Туда пришли еще парни (орки, по-любому). А дальше — "алягер ком алягер".

Иногда смешивается белое и черное, и уже однозначно не скажешь —добро это или зло. Появляются полутона. Партнер кинул. Как так? Я же хороший? Но и он хороший, по крайней мере, был. До какого-то момента. Но, может, недоглядел, буду умнее? Бессилие, когда именно Она не проявляет желаемого внимания. Общается, но не целует. Оба хорошие. Но почему-то не хорошо. Что за дела?

А чуть более мягкие полутона? Друзья подкалывают и это обидно. Или когда опаздываю на встречу, это уже я, получается, плохой? Но изнутри я вижу причины опоздания, значит я, по-прежнему, хороший. Так, может, и те, кто кажутся плохими, такими не являются и у них на это есть причины?

В эту же тему. На переговорах не то что бы прожал, поджал партнера. Денег заработал, хорошо же? А сам немного Кащеем стал. Раз поджал, два поджал, а потом уже реально Кащей.

Нет границы между черным и белым. Она больше не четкая. Так человек с внешними ориентирами теряет путь. Как заблудившийся в лесу, без компаса и навыков ориентирования, рано или поздно начинает ходить по кругу. Получая все меньше удовлетворения и разочаровываясь во всем.

Есть такой анекдот.
— Доктор, что со мной? Сюда ткну —болит, туда ткну —болит.
— У вас палец сломан.

Иногда хватает мудрости, внимания, сил, чтобы понять, что дело не во внешнем, причина страданий находится в другом месте.

Множество состояний подчиняются одному правилу. Неудовлетворенность. Когда чуть-чуть не хватило до идеала. Блюдо отличное, но недосолено или к нему бы соус другой. Девушка классная, но ей бы ноги подлиннее, или задницу другой формы. Сидя в метро —вот бы на такси ездить. В такси —вот бы машину свою. В машине —вот бы джипчик. В джипе —когда я ездил в метро, я много читал и гулял, а сейчас...
  
А потом все ускоряется.
Денег побольше.
Вставать пораньше.
Лениться поменьше.
И даже погода. На пару градусов теплее, холоднее, солнечнее, ветерок бы. И чтобы это был Таиланд.
И тут крик.
"Ну разве я много прошу?!!".
Этот крик быстро тонет в вокзальном шуме других внутренних голосов.

В Библии есть такой стих: "Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя". А тут? Голову себе отрывать что ли? Есть ли выход из этой ситуации вообще?

Есть. Бывают же такие дни, когда сердце, черствое как бородинская кириешка, размякает, и как поднявшееся тесто больше не может удержаться в груди. Беспричинным счастьем заливает весь город, собак, птиц и вечно куда-то спешащих прохожих. Игнорируя обстоятельства, мысли, установки и даже погоду. Благодарность вместо просьб.

Была зима. Мои друзья уехали в теплые края. Во всех сферах, которыми я занимался, не было никакого движения. Я уже посмотрел все "Игры престолов", прошел UFO-2, денег лишних не было. Развлекал себя тем, что ходил в "Магнолию" в двухстах метрах от дома, читал, маялся бессонницей и бродил по району по ночам как в каком-то тумане.
  
Не спалось. Между двумя и тремя часами ночи вышел погулять, а на обратном пути купить еды в магазине. В подъезде меняли трубы. Помню запах свежего бетона, побелки, мусоропровода, на первом этаже пахло жареной картошкой. Улица была пуста, когда я вышел из подъезда. Горели фонари. Шел снег. На полпути к магазину поднял глаза и словно впервые увидел эту улицу и этот город. Не было ничего, про что я мог бы сказать, что я это знаю или уже видел. Наверное, так себя мог бы чувствовать житель далекой звезды, какой-нибудь плазмоид, состоящий из раскаленного газа, не знающий ничего. кроме разных степеней огня, которого внезапно телепортировали в Москву, в переулки за Курским вокзалом, чтобы показать самый красивый снегопад года.

Все было новое, незнакомое, дышащее, живое. Гигантские снежинки медленно падали. Было слышно, как они шелестят. Нимбы фонарей, как у святых на старинных иконах, светились желто-золотистым светом. Прохладный воздух. Деревья, дома, маковки маленькой церкви во дворе. Такое, как есть. Не знаю, сколько времени я провел гуляя и разглядывая окрестности.

Невозможно описать то, что я видел внутри. Как будто бросив взгляд на желания и мысли, которые составляли большую часть жизни Макса Красочкина в последнее время, тот самый плазмоид сказал: "Да!? У нас все по другому, ты хочешь в Таиланд, не хочешь бла-бла-бла. Совершенно не интересно. Ух ты, какая снежинка, невероятно!". Они как порох сгорели и больше в сторону этих мыслей он не смотрел. Было очень спокойно, я был такой, как есть. Тихий, со всем согласный, сплошное наслаждение. Когда проходил по мосту над железнодорожными путями и почувствовал запах креозота, которым пропитывают шпалы, понял что мне надо ехать в Киев. Друг уехал в Аргентину, оставив у родителей ключи, и на следующий день собрал сумку, купил билеты и поехал. На той прогулке нечто изменилось внутри, было выброшено лишнее, с течением времени изменение проявилось и снаружи.

Для того, чтобы выйти из ситуации, нужна смелость, храбрость, бесстрашие. Не важно, как назвать то, что составляет суть воина. Также не важны причины появления этих качеств. Это может быть смелость отчаянья загнанной в угол крысы. Бесстрашие безграничного доверия. Храбрость незнания. Процесс, который я провожу для смелых. Потому что мы принимаем вызов от самих себя.

На процессе куем оружие. Лезвие бритвы ровное —идеальная грань. Но если вооружиться микроскопом, то и на ней появятся неровности, а если микроскоп электронный, то вместо материи —вероятность нахождения частицы в объеме.

Медитация как микроскоп, направляет внимание. Мы идем вглубь и отсекаем неправду, чтобы отделить себя от не себя. И полностью сдаться. А потом идти в жизнь. Видеть ее такой. какая есть. Быть единственным кем дано быть. Собой.

Автор: Макс Красочкин
Следующий процесс Сатори — 23-26 февраля

Блог
Статья о счастье и отношении к жизни, которая стоит любого потраченного времени.
Как перешагнуть самостоятельно установленные границы и найти себя настоящего.
Продолжение рассказа о практике Сатори, помогающей найти себя настоящего.